800 р. / м3 в Омске

Остров смерти: расследование трагических событий 800 р. / м3 в Омске обском острове Назино в 1933 г. На протяжении последних 20 лет российские и зарубежные исследователи посвятили сотни статей и десятки монографий различным аспектам ссылки и высылки в Советской России 1930-х годов. Одним из наиболее трагических эпизодов нашей истории того времени стали события, развернувшиеся в 1933 г.

Отправной точкой в изучении этой трагедии стали документы, впервые введенные в научный оборот в начале 1990-х годов д. В современной западной и отечественной историографии существуют различные трактовки того, что получило название советская модель социализма. Сегодня наибольшим признанием пользуются две из них. В соответствии с первой концепцией советский режим идентифицируется с коммунистической утопией, а его руководители называются социальными реформаторами. Несмотря на существенные различия, обе концепции имеют право на существование, поскольку, с одной стороны, советский политический режим не оставался неизменным, с другой, в богатой противоречиями и контрастами советской истории при желании можно найти реальные факты для обоснования взаимоисключающих позиций. Поэтому многое зависит от ракурса, под которым исследователь изучает советский строй, от тех нравственных и научных ориентиров, которые он берет за точку отсчета, в качестве критериев.

Выполнение обоих условий всегда давалось исследователям с трудом. Не буду называть объективные причины того, почему так обстояло дело. Их много, и в каждом конкретном случае они различны. Подчеркну другое: исследователи, работавшие в русле первой концепции, находились в более предпочтительном положении, чем их оппоненты, исповедовавшие теорию тотального террора. Писатель оказался прав, но лишь отчасти.

Участвуя сначала в рассекречивании материалов ряда государственных архивов Сибири, а затем в передаче фондов бывшего партийного архива Новосибирского обкома КПСС на государственное хранение, я имел возможность убедиться, что попытки изъять и уничтожить документы, характеризующие деятельность советских карательных органов, предпринимались неоднократно. Однако по большому счету они не увенчались успехом. КПСС совсем в ином, романтическом и героическом свете. Документы, свидетельствовавшие об этих событиях, требовались для прославления содеянного, что и способствовало их сохранению. Должен признаться, что новые материалы, с которыми мне удалось ознакомиться за послепутчевый период, дали для понимания советской истории, пожалуй, не меньше, чем два предыдущих десятилетия работы в архивах. Открылись не просто новые страницы, а целые пласты нашего недавнего прошлого.